среда, 9 ноября 2011 г.

Наука в Канаде

Прошлая неделька выдалась забавной. Прибор показал характер именно тогда, когда я приготовил 22 образца для анализа. Все посочувствовали и сказали, что они ожидали этого, потому как последние пару месяцев прибор чувствовал себя неважно, болел понемногу. Он и сейчас внешне выглядит молодцом, но если заставить работать, начинает кашлять. И параметры то все в норме, и мышцы в тонусе, все хорошо, только прокашлял 2 образца из 3. Хорошо, что я запасливый.
Задача для математиков. У меня 22 образца, объем 100 мкл (половину глазной капли, если для наглядности). Для анализа надо 25 мкл (мкл - это микролитры, типа одна миллионная литра или тысячная миллилитра, или чтобы было 100 мл, надо 100 килобайт микролитров накапать), прибор портит (теряет) 2 образца из 3. Какой шанс, что если запустить образец 4 раза, то ответ ни разу не получится. Мне кажется, ответ 2/3 в степени 4, что дает вероятность 20%. То есть, из 22 образцов я безвозратно потеряю пятую часть, или 4 образца (или 5, как повезет). Вроде бы можно смириться, но приборное время возврастает в 3 раза. Если бы прибор был в форме, это заняло бы около 50 часов все проанализировать. За это время он бы снял 180 тысяч спектров, зафиксировал бы пару десятков тысяч пептитов, которые бы после 24 часов рассчетов на самом совеменном компьютере (имею в виду, персональный, а не суперкомпьютер) выдал бы список из 1200 белков и измерил бы их концентрации при 4-х разных условиях роста клеток. Но, если надо в три раза больше времени (так как 2 из 3 образцов он болеет) то время возрастает до непотребных 150 часов, а на самом деле до 500, так как после порчи образца он останавливается и продолжать не может. Перезапускать его надо вручную. 
Если бы это было в России, я бы нуждался в сочувствии, но посмотрите, как это работает в Канаде. Возникла проблема с прибором. У нас заключен сервисный контракт с фирмой производителем, вызываем мастера, он прибудет завтра (обещал, что прилетит, буду ждать этого Карлосана). Запчасти уже выслали вперед, они ждут мастера в нашей лаборатории, и даже нам намекнули, что если нам горить, можем и сами их поприкручивать. Но нет, лучше вы к нам, на Колыму, как говорится. Так что все будет хорошо. А если учесть, что в запасе еще есть прибор, только на нем уже идет анализ на 50 часов и он занят, то вообще бояться нечего. Хорошо, когда наука финансируется сполна. Кстати о финансировании, в Канаде на науку тратят 2 процента ВВП, в Росси 1.5. В асбсолютном исчислении в России финансирование больше. Вопрос, почему в России мне были недоступны современные приборы, и уж тем более, их обслуживание в центральном ВУЗе - МГУ им. Михаила Васильевича. Это при том, что Химический факультет, возглавляемый Валерием Васильевичем, не плетется позади, а действительно, еще на плаву и может показать "кузькину мать". Но, впрочем, мы говорим о Канаде. 
Незаметно прошли 2 года, как стартовал мегапроект будущего, о котором еще будут говорить потомки, о биотопливе нового поколения, о превращении всего, что может вырасти под солнцем в этанол и биопластик. В Виннипеге решили проводить двухдневную встречу-конференцию всех участников. Всех, кто работает в Виннипеге по этой тематики позвали, и у меня появилась возможность посмотреть на проект в целом, понять, чем же я занимаюсь. Скажу сразу, я впечатлен. Речь идет не о научных достижениях, а об организации. Это надо видеть. Специальные люди занимаются координацией проекта, целая группа занимается патентами и переговорами с промышленниками. Специалисты с заводов также участвуют, и сразу подсчитывают возможную прибыль от внедрения, все контролируется независимыми экспертами (насколько можно быть независимым в научных кругах, где все друг друга знают), восхитило направление по изучению общественного мнения по поводу внедрения новой технологии, которую еще не создали, но складывается полная уверенность, что создадим. Все работают, шестеренки механизма крутятся без лишней волокиты. Я, например, должен заниматься только наукой, а не писать бесконечные справки-обоснования о закупках приборов и реактивов, планы на неделю, месяц, квартал и год и отчеты по ним, справки о соответствии занимаемой должности (ежегодная переаттестация), заявки на гранты, отчеты на гранты,  мне кажется, что список можно продолжать вечно.
Но самое главное, что меня впечатлило и озадачило. В последний момент выяснилось, что мою тему включили в рассматриваемые на конференции. Это стало известно в пятницу. Конференция начинается в понедельник. Угадайте, кто бы готовил постер и доклад в России. Конечно я. А в Канаде этим занимались руководитель проекта и зав. лаб в воскресенье. Не призывая меня поучаствовать. Меня все еще мучают угрызения совести, но я, все же, провел всю субботу с прибором, пытаясь приноровиться под его "кашель". В итоге, к понедельнику все было подготовлено руками начальства, а мне следовало явиться на пункт сбора и внимать новой информации, о чем маленький фоторепортаж ниже (извините за "много букв", далее будут картинки):
С утра выпал снег, еще с парковкой в центре тоже всегда проблемы, поэтому, поехал на автобусе, вид с остановки назначения:
Дело было в центре Виннипега, а для меня было вдвойне удобно, что не надо делать пересадку, автобус от подъезда довозит почти до гостиницы, где все и происходило, а вот и она, Ферромон-отель )) (Fairmont Hotel) на той стороне улицы, маленькое н-цати-этажное здание.:
Я уже писал о системе переходов между зданиями: walk. В этот раз пришось воспользоваться подземной частью глобальной системы переходов, чтобы оказаться в нужном месте. Переходы вызвали острое чувство ностальгии по метро в Москве, что было смягчено мыслями о скором полете в Москву:
А вот и вход в гостиницу. Как выяснилось позже, можно было не выходить на улицу, а дойти под землей и до зала, где была конференция, но тут я проверил, как работают швейцары. Действительно, блин, открывают двери, крутой отель:
Мое рабочее место на два дня:
А так это выглядит в целом:

Чтобы сэкономить на обеденном перерыве, обедом кормили тут же, не говоря о неисчерпаемом запасе кофе, чая, какао и печенюшек. Я бы и на ночь тут остался, но выгнали.
А вот и постерная сессия. Возле моего стенда все время топтались (вторая пара ног):
Было интересно, мне понравилось (дело даже не в печеньках с кофе), проект большой и перспективный, а я участвую и наблюдаю изнутри.


3 комментария:

  1. Дим, я тебе по-хорошему завидую! :)

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо большое за инсайд)
    действительно впечатляет организация
    Вы так и не ответили на вопрос: почему ж в России так плохо с администрированием науки?
    по-моему, дело в перепроизводстве научных сотрудником
    а вы как думаете?

    ОтветитьУдалить
  3. Но почему сразу же плохо с администрированием в России. В России плохо с финансированием, причем существует парадокс, деньги выделяются большие, но до ученых доходят крохи. Здесь дело не в администрировании, чем же управлять, если денег нет. Вопрос в организованной системе распределения. Давно известно, что самая эффективная система для России фонд РФФИ, но там же, блин, ученые сидят и не хотят деньги, выделенные на науку, пускать на "настоящие" "прорывные" проекты, а дробят на кучки и раздают непонятно каким ученым, у которых и "всего-то" публикации в журналах, а нет ни мегаоборудования, ни современных зданий, ни модных конференц-залов. Наука же глазами чиновников это не люди, а лаборатории забитые супержелезяками и фуршеты-банкеты, на которых благородные мужи в смокингах обмениваются последними научными достижениями. А тут приезжаешь в МГУ и видишь мятого бородатого мужика в джинсах, что-то печатающего на стареньком компьтере, как же ему деньги давать, он же, ученый, их украдет, ведь у него сейчас ничего нет, значит все что было украл. А то что 20 лет ничего не выделяют, а точнее то, что выделяют даже на зарплаты недостаточно, никого не волнует. Потому ничего и нет. Ах да, были проекты по оснащению, создали кучу центров коллективного пользования, забили оборудованием, но денег на содержание и реактивы, а также опять на зарплаты выделить "забыли". Это как купить машину без колес и не иметь деньги на бензин, а потом удивляться, а что это на ней никто не ездит. А когда ученые собрались и написали письмо главному чиновнику, он ответил, что не стоит министерство донимать письмами, без вас разберемся (для ссылок читайте "Троицкий Вариант".
    По поводу перепроизводства ученых, то их много не бывает. На западе их из университетов высасывают частные компании. У нас научных компаний единицы, и, кстати, все успешны.

    ОтветитьУдалить